kompasneobhodim (kompasneobhodim) wrote,
kompasneobhodim
kompasneobhodim

Мемуары несостоявшейся актрисы

Совершенно очаровательный рассказ о влиянии искусства на ребенка )))
Оригинал взят у eltsa в Мемуары несостоявшейся актрисы
Мне было лет девять, когда дедушка впервые прочел мне "Желтое лицо". Читать к этому возрасту я прекрасно умела, но довольно долго взрослые меня баловали неспешным вечерним чтением. Ох, и любила я это дело!

"Желтое лицо", заметим в скобках, меня совершенно не впечатлило - я еще не отошла к тому моменту от мифов Древней Греции, поэтому книга была признана сложной для ребенка и убрана на дальнюю полку.

Я говорила, что я из педагогической семьи?

Итак, книга была признана сложной и убрана. Для меня, самой меня - сложной!

Дедушка знал, чем пронять любимую внучку.

Стерпеть такое не было никакой возможности, поэтому я, сопя и пыхтя, подтаскивала к книжному шкафу стул, влезала на него и, вытянувшись в струнку и по-шпионски оглядываясь, доставала книжку, чтобы прочесть хотя бы пару страниц, пока никто не видит. Адреналину-то было!  Оттихушничав свое, я убирала томик на место, гордясь тем, как ловко я всех провела. Ну да, ну да...

Тогда же со мной и приключилась "Пестрая лента".

Помните несчастную девушку, укушенную змеей? Как она, бледная, выбегает в коридор и умирая, шепчет: "Лента... Пестрая лента..."

Эта сцена настолько поразила меня своей драматичностью, что я тут же определилась со своей дальнейшей судьбой: быть мне актрисой!

В мечтах я ясно видела, как, закутавшись в простыню, стройная и прекрасная, с огромными полными ужаса глазами, я врываюсь на сцену, простираю руку куда-то в сторону кулис и хриплым шепотом с надрывом возвещаю: "Лента! Пестрая лента!"

И падаю замертво.

Катарсис.

Зал взрывается овациями, женщины плачут, мужчины сжимают кулаки, готовые немедленно отомстить погубителю невинного создания, дети... Что будут делать дети, я придумать не смогла, но тогда меня это не смущало.

Да, мне близка эстетика немого кино. Я всегда питала склонность к драматическим эффектам.

Ну вот, значится, я врываюсь, текст произношу, падаю... Но ведь на этом роль моя и заканчивается. А вдруг что-то пойдет не так и люди не проникнутся всей глубиной трагедии? Второго-то шанса не будет! Нет, талант талантом (в девять лет я как-то даже мысли не допускала, что могу оказаться не гением!), а работу над образом никто не отменял.

И я решила свой театральный Ватерлоо отрепетировать.

К делу подошла ответственно. Должной бледности удалость добиться, изведя половину дефицитной маминой пудры, в качестве костюма после придирчивых поисков была выбрана старая простыня. Приспособила ее наподобие греческой тоги и стала напоминать не то тень отца Гамлета, не то выходящего из бани дачника. Осмотрев себя в зеркало, я оценила свои труды костюмера и гримера как вполне выдающиеся и приступила непосредственно к разучиванию роли.

Пройдясь пару раз туда-сюда по коридору, попрактиковалась в возведении очей горе и даже в закатывании оных. Повоздевала руки, побормотала на разные лады текст (шепотом, басом, с повизгиваниями, без повизгиваний, скорбь сдержанная, рыдания трагические, смешок сардонический) и приступила к самой ответственной части - репетиции падения. Именно она должна была стать подлинным гвоздем будущего выступления и открыть мне двери в лучшие мировые театры.

Падать было страшновато.

Сперва я малодушничала и плюхалась на самый мягкий диван. Но увы, внутренний Станиславский шептал коронное "Не верю!", а искусство, как и красота, требовало жертв.

Коридор как репетиционная площадка был отметен в виду его узости и повышенной травмаопасности. Выбор пал на залу. Ничто, как говорится, не предвещало.

По плану я должна была чинно войти, слабея с каждым шагом, и плавно опуститься на ковер, прохрипев знаменитое...

Я поправила грим, поплотнее завернулась в простыню и, задеря голову повыше, гордой походкой двинулась к славе.

В тот раз в амплуа терниев выступил наш кот Василий, мирно спавший прямо на траектории моего шествия.

Итак, сцена. В зале на диване сидит вся семья, смотрят телевизор. Вдруг распахиваются шторы и из коридора выплывает завернутое в простыню чадушко, спотыкается о кота, пролетает пару шагов, машет руками, запутывается в ногах и со всего размаху шмякается плашмя на пол, благим матом вопя: "ЛЕ-Е-Е-НТА!!!!" И без перехода начинает не то рыдать, не то ржать, сопровождая все это немелодичным хрюканьем.

Зрители застыли. Что-что, а произвести эффект мне удалось.

Когда выяснилось, что мой актерский дебют обошелся без переломов и у меня, и у кота, родители стали аккуратно выяснять, какая муха так безжалостно пожевала их чадушко. Пришлось признаться в тайных бдениях над книгой и артистических амбициях. Непризнанного гения сцены умыли, переодели в цивильное и отпустили с миром, дав дозволение читать сколько влезет и взяв честное слово не репетировать больше без присмотра. А то мало ли.  

Tags: детство, искусство, перепост
Subscribe

  • С Днём Военно-Морского Флота России

    Ура! Это особенный праздник для меня. И романтичный, и красивый, и суровый. Море - оно такое: прекрасное и опасное одновременно.…

  • Пятничная музыка

    19 июля 1980 года начались XXII Олимпийские Игры в Москве. Для меня это одно из самых ярких воспоминаний детства! Тынис Мяги "Олимпиада-80"…

  • Ураган на южном острове

    Эти деревья мне всегда напоминают тропики. Как будто в одно мгновение меня перенесло куда-то за тысячи километров на юг :)…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments